главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Послушание Церкви заключается в исполнении постановлений Вселенских и Поместных Соборов


Мы продолжаем освещать тему грядущего Всеправославного собора и обращаемся к рассмотрению доклада митрополита Илариона (Алфеева) «Межправославное сотрудничество в рамках подготовки к Святому и Великому Собору Православной Церкви» в свете церковных канонов и святоотеческого наследия.

Сегодня вниманию читателей предлагается интервью на эту тему с протоиереем Владиславом Озеровым.

– Выступая недавно в стенах Санкт-Петербургской Духовной академии, митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) произнес речь на тему «Межправославное сотрудничество в рамках подготовки к Святому и Великому Собору Православной Церкви». В своем выступлении он, в частности, попытался убедить слушателей в том, что созыв Всеправославного собора сегодня необходим. А как считаете Вы, батюшка: действительно ли существует такая необходимость? И если она существует, то какие темы должны обсуждаться на этом соборе?

– Как известно, причина созыва любого Вселенского Собора была христологическая – т.е. появление какой-либо ереси. Тогда и возникала необходимость сугубого, вселенского ее обсуждения и обличения. Поэтому если сегодня принято решение о созыве Всеправославного собора, то, на мой взгляд, на нем правильно было бы вести речь об экуменизме. Дать святоотеческую богословскую оценку этой ереси, как ее уже обозначили некоторые православные подвижники и святые. Потому что сейчас она, как ржавчина, постепенно въедается в сознание православных людей, искажая и искривляя в нем учение о Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Распространяется мысль, что у нас есть некая «церковь-сестра», что спасительны не только Православная вера и Церковь, но и другие вероисповедания и «церкви»… Всему этому необходимо дать правильное определение соборным православным разумом. Хотя это определение уже было дано в 1948 году на Всеправославном совещании в Москве. (В докладе архиеп. Серафима (Соболева) на этом Совещании говорилось: «Памятуя сущность и цели экуменизма, всецело отвергнем экуменическое движение, ибо здесь отступление от Православной веры, предательство и измена Христу». А в Резолюции Совещания сказано: «Снижение требований к условию единения до одного лишь признания Иисуса Христа нашим Господом умаляет христианское вероучение до той лишь веры, которая, по слову Апостола, и бесам доступна (см.: Иак. 2, 19; Мф. 8, 29; Мк. 5, 7), и, констатируя такое современное положение экуменизма, наше совещание Предстоятелей и Представителей Православных Автокефальных Церквей, молитвенно призвав в содействие Святаго Духа, определило <...> отказаться от участия в экуменическом движении <…>». – Примеч. А.С.). Однако потом, под влиянием государства, коммунистической власти, нашу Церковь просто-напросто втянули в экуменическое движение.

Так что, считаю, надо обсуждать эту проблему, осудить экуменизм. Но беда в том, что, судя по настроению организаторов Всеправославного собора, цели их прямо противоположные. Именно поэтому он и вызывает у многих верующих совершенно справедливые опасения.

 

– Вы, наверное, знаете, батюшка, что существует официально определенный каталог тем, которые будут рассматриваться на предстоящем соборе (см.: «ПК» № 23 (47)). По поводу этого перечня в своем докладе митрополит Иларион отметил, что часть их уже разработана в 1971–1986 годах на двух Межправославных подготовительных комиссиях и трех Всеправославных совещаниях, и познакомил своих слушателей с некоторыми проектами решений данных вопросов. Хотелось бы остановиться подробнее на этих темах и задать Вам некоторые вопросы.

– Да-да, конечно.

 

– Начнем с календарной проблемы. Митрополит Иларион утверждает, что впервые рассматривавшая ее в 1971 году Межправославная подготовительная комиссия «констатировала, что „канонических постановлений о календаре в настоящее время нет, кроме определения Пасхалии <…>". Далее в проекте говорилось, что „в настоящее время, по мнению ученых-астрономов, новый православный календарь точнее старого. Следовательно, наилучший путь к разрешению календарного вопроса и Пасхалии – это признание всеми Православными Церквами нового православного календаря – как для непереходящих праздников, так и для Пасхалии. <…> Тем не менее, признавая, что в некоторых поместных Церквах существуют пастырские трудности (как это видно из доклада Русской Церкви, из заявления Сербской Церкви и из специального заявления Иерусалимской Патриархии), Межправославная подготовительная комиссия предлагает осуществление этого решения оставить на усмотрение Поместных Церквей"».

Затем митрополит Иларион приводит еще несколько выдержек из документов предсоборных совещаний и завершает свой обзор по этой теме такими словами: «Последнее обсуждение данного вопроса состоялось на II Всеправославном предсоборном совещании в 1982 году. <…> Важным пунктом итогового решения Совещания является положение о том, что „возникшие в связи с календарем аномалии не должны вести к разделению, расхождениям и расколам", и что даже „те, кто не согласен со своей Церковью, должны принять освященный Преданием священный принцип послушания канонической Церкви и воссоединения в ее лоне в евхаристическом общении, руководствуясь убеждением, что ‘суббота для человека, а не человек для субботы’" (Мк. 2, 27)».

Как Вы можете прокомментировать слова о том, что «канонических постановлений о календаре в настоящее время нет, кроме определения Пасхалии»?

– Существуют каноны, в которых подчеркивается, что, наряду с догматами и письменными каноническими постановлениями, необходимо соблюдать и Предание Церковное, и отступающие от него отступают от Православной Церкви: «Предания установлены для нас Писанием или без Писания; также и переданные догматы имеют одинаковую силу с письменными» (Синтагма Властаря. II, 7); «Храним ненововводно все, писанием или без писания установленные для нас Церковные Предания» (Деяния Вселенских Соборов. Т. IV. Догматическое определение Седьмого Вселенского Собора); «Мню, яко Апостольское есть и сие: да держимся и неписанных преданий» (Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Долматинско-Истрийского. 92-е правило свт. Василия Великого).

Отступлением некоторых Поместных Церквей от юлианского календаря (оправдывающихся тем, что он якобы неточен) подрывается вера в святость Православной Церкви. Получается, что почти двадцать столетий все служили по «неправильному» календарю, а тут вдруг изобрели какой-то «правильный»? Это заблуждение. Что Церковью принято в веках, Духом Святым утверждено, то и является правильным, истинным. И вмешиваться в богослужебный процесс, осуществлять календарную реформу, на мой взгляд, – деяние греховное.
Следуя Священному Писанию, мы должны испытывать, какого духа тот или иной человек или дело. И я считаю, что за теми планами по модернизации богослужебного процесса, которые сейчас нам навязываются, стоит дух нечистый, дух антихриста. Это делается для того, чтобы привести нас к унии с католицизмом.

 

– Как Вы считаете, батюшка, можно ли согласиться с тем, что наилучший путь к разрешению календарного вопроса – это признание всеми Православными Церквами нового календаря – как для непереходящих праздников, так и для Пасхалии?

– Нет, я с этим абсолютно не согласен, категорически не согласен. Как раз наоборот, стоит рассудить, для чего и почему они – Православные Церкви – в свое время отступили от Православного Предания, и предложить им вернуться к юлианскому календарю. И таким образом проблема разрешится.

 

– А верно ли, на Ваш взгляд, утверждение, что даже те, кто не согласен со своей Церковью в вопросе принятого ею календаря, «должны принять освященный Преданием священный принцип послушания канонической Церкви»?

– Я с этим тоже не согласен, потому что когда речь идет о послушании, мы должны четко понимать, кому необходимо его оказывать – в первую очередь Богу и Его Святой Церкви. А послушание Церкви заключается в чем? В исполнении постановлений Вселенских и Поместных Соборов, канонических правил, сохранении Священного Предания. Поэтому если кто-то, пусть даже обладающий высоким саном, захочет извратить церковные каноны, мы, наоборот, обязаны этому воспротивиться. В качестве примера можно привести подвиг свт. Марка Ефесского, когда во времена заключения Ферраро-Флорентийской унии он один остался верен истине, а все остальные епископы, начиная от Патриарха, отступили от нее.

Юлианский календарь является частью Церковного Предания, поэтому посягательство на него – это посягательство на саму Православную Церковь. Пусть задумаются те, кто собирается его менять: для чего нужно ломать многовековые устои Православной Церкви? Для того чтобы нам было удобнее, чтобы приспособиться к внешнему миру? Но ведь сказано, что дружба с миром есть вражда против Бога (Иак. 4, 4). Там, где дело касается истины, мы должны ее исповедовать и последовать ей, вне зависимости от того, кто бы и что бы ни говорил и ни принимал.

Можно также вспомнить слова Святейшего Патриарха Пимена, переданные через старца Иоанна (Крестьянкина), о том, что сейчас многие боятся «восьмого вселенского» собора, но не нужно бояться, потому что если и произойдут какие-то изменения, если будут там попраны догматы и каноны Православной Церкви, то мы вправе этого не принять.

 

– Далее митрополит Иларион рассматривает тему «Вопрос о канонических препятствиях к браку»: «<…> интересны определения Комиссии [1971 года], касающиеся смешанных браков. По вопросу браков с инославными христианами Комиссией „были выявлены следующие взгляды:

а) Русская Церковь принимает, что ‘освящение брака православных христиан с инославными христианами церковным венчанием может иметь место в том случае, когда неправославная сторона признает значение благословения Православной Церкви’ <…>

б) Элладская Церковь полагает, что лучше было бы избегать смешанных браков, без различения Церквей и исповеданий, и допускать их только при наличии особых причин.

в) Польская Церковь предлагает, чтобы согласно духу экуменизма и на основе местных интерконфессиональных сношений были признаны действительными смешанные браки со всеми крещеными"».

Митрополит Иларион объясняет такие позиции следующим образом: «Очевидно, что высказанные мнения связаны с той ситуацией, в которой находится каждая из перечисленных Церквей. Так, Русская Церковь осуществляет свое служение в смешанной конфессиональной среде, Элладская – в моноэтнической и моноконфессиональной, а в Польше преобладает инославная среда. В итоге Комиссия решила, что „эта проблема не подразумевает единой православной точки зрения, о чем свидетельствует разнообразная практика поместных Церквей". По мнению Комиссии, „было бы желательно, чтобы Предсоборное совещание оставило относительную свободу для разрешения вопроса с учетом существующих местных условий"».

Как Вы считаете, верен ли такой подход? Действительно ли эта проблема, также как и календарный вопрос, «не подразумевает единой православной точки зрения»?

 

– Нет, не верен. Существуют каноны Православной Церкви, запрещающие Венчание православных христиан с еретиками и иноверцами. Лично я, когда меня просили обвенчать армянку, крещенную в Православной Церкви, и армянина, крещенного в армянской «церкви», отказался.

За этим также стоит цель размыть границы церковные, потому что Венчание – это Таинство, а Таинства могут совершаться только над православным человеком. И такая позиция является единственной верной и единой для всех Православных Церквей.

 

– Далее митрополит Иларион приводит цитату, более подробно раскрывающую точку зрения представителей Русской Церкви, участвовавших в заседаниях Комиссии, на проблему смешанных браков: «Русская Церковь признает, что такого рода смешанные браки строго запрещаются 72-м правилом Трулльского Собора, но, тем не менее, считает, что „современные условия существования Церкви Божией на земле настойчиво требуют, по отношению к вопросу о смешанных браках православных христиан с нехристианами, возвращения к церковной практике первых трех веков христианства", когда Церковь, следуя апостолу Павлу (см.: 1 Кор. 7, 12–14, 16), „относилась снисходительно к смешанным бракам". Кроме того, „в самых древних канонах запрещения по данному вопросу нет"».

Как Вы можете это прокомментировать?

 

– Что касается «самых древних канонов», то нужно все-таки не впадать в протестантизм (потому что это именно протестантский подход, когда подчеркивают, что мы, дескать, хотим вернуться к христианским истокам и жить как первохристианские общины, отвергая все последующие века христианства). Ну и что, что в первом веке чего-то не было, а потом оно появилось? Если на последующих Вселенских и Поместных соборах что-либо было утверждено и добавлено к предыдущим, уже существовавшим на тот момент, постановлениям, то оно должно оставаться неизменным.

Иначе, получается, в вопросе о безбрачном епископате также можно сослаться на Апостолов и самых первых христианских епископов, которые были женаты. Но ведь впоследствии Церковью было принято постановление, запрещающее епископам вступать в брак, и по сей день все православные епископы обязаны быть безбрачными, монашествующими. Поэтому совсем несерьезно рассуждать таким образом, что, вот, в ранней христианской Церкви чего-то не было, но оно появилось позднее. На таком основании можно отвергнуть вообще все догматы и каноны, утвержденные в последующие века, например, на Шестом или Седьмом Вселенских соборах, в VII, в VIII веке, тогда их и исполнять не надо! Это настоящий протестантизм. Если канон был установлен Собором, утвержден Святыми Отцами, принят Церковью к исполнению, то его нужно исполнять, и не важно, существовал он в ранней христианской Церкви или нет.

 

– А что касается ссылки на Послание апостола Павла к Коринфянам, как Вы считаете, уместна ли она в данном случае? Апостол пишет: «Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? Только каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем церквам» (1 Кор. 7, 12–17).

– Считаю, что неуместна. Эти слова Апостола относятся к тому случаю, когда муж и жена, живущие в зарегистрированном браке, были неверующими – совсем неверующими или номинально относящимися к какой-то религии, согласно своей национальной традиции – и потом кто-то из них уверовал во Христа, крестился, стал активно ходить в храм, участвовать в церковной жизни, а второй не поддерживает его в этом. Вот здесь как раз Апостольские слова могут быть основанием – и то не для Венчания, если второй супруг неправославный, а для сохранения их брака в надежде, что в будущем вторая половина созреет, придет к Православию, и они обвенчаются.

Я помню массу таких примеров, особенно в начале 90-х годов, когда в нашей стране в семьях, где уже были дети, когда люди уже прожили вместе сколько-то лет, один из супругов обращался к вере, и вставал вопрос: как быть? Разводиться, так как второй супруг не может и не хочет венчаться, или же потерпеть? И, кстати, во многих семьях действительно случалось, что неверующий со временем «подтягивался», не во всех, конечно, какие-то и распадались. Вот тот случай, когда, на мой взгляд, можно было поступить по словам св. апостола Павла. А венчать неправославных людей, – если хотя бы один из них – неправославный, – недопустимо.

Беседовала Анна САМСОНОВА

Источник: http://www.pkrest.ru/n-49/49-7.html

Окончание следует






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.