главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Стояние в истине – одно из главных условий спасения


Окончание. Начало см. здесь.

В публикуемой ниже заключительной части беседы с протоиереем Владиславом Озеровым по поводу доклада митрополита Илариона (Алфеева) «Межправославное сотрудничество в рамках подготовки к Святому и Великому Собору Православной Церкви» рассматриваются вопросы дисциплины поста, отношения Православных Церквей к еретикам и раскольникам и участия православных в экуменическом движении.

 

– Далее митрополит Иларион анализирует в своем докладе о предстоящем Всеправославном соборе тему поста и сообщает, что она «впервые обсуждалась на Подготовительной комиссии 1971 года. Был рассмотрен и принят за основу решения доклад Сербской Православной Церкви, предлагавший существенную реформу дисциплины поста. Например, предлагалось, чтобы „пост в среду и пятницу соблюдался круглый год, но с разрешением употреблять постное масло и рыбу, кроме тех дней, которые приходятся на период поста". Предлагалось также „со второй недели Великого поста до Вербного воскресения включительно дать разрешение на рыбу", „сократить Рождественский пост наполовину <…> или разрешить употреблять рыбу и масло на всем протяжении его, кроме пяти последних дней", „сократить пост Святых Апостолов до восьми дней, предшествующих празднику, если между праздниками Всех святых и апостолов Петра и Павла срок больше восьми дней <...>, дать разрешение на все среды и пятницы периода от Фомина воскресения до Вознесения", „сохранить имеющийся срок Успенского поста, но дать разрешение есть рыбу и постное масло во все дни, кроме среды и пятницы" и т. д.».

«Данные послабления, – продолжает митрополит Иларион, – обосновывались тем, что существующие постановления о посте в большей степени относятся к монашествующим, а многим остальным христианам трудно их соблюдать „в силу разных причин – климата, образа жизни, трудностей, связанных с добыванием постной пищи, и т.д."».

Тем не менее, «проект вызвал критику со стороны ряда Церквей, и на II Всеправославном предсоборном совещании в 1982 году его проработка была признана недостаточной. Далее над вопросом о посте работала Комиссия 1986 года, которой, при значительном участии делегации Русской Православной Церкви, был подготовлен новый проект решения, утвержденный затем на III Предсоборном совещании в 1986 году. Как видно из данного текста, участниками совещания были отвергнуты все предложения, сделанные в 1971 году, а вопрос икономии в дисциплине поста предоставлен „на духовное усмотрение Поместных Православных Церквей"».

Как Вы считаете, батюшка, если вопрос о постах предлагается оставить на усмотрение Поместных Церквей, есть ли смысл обсуждать его на Всеправославном соборе? Ведь православные соборы собирались как раз тогда, когда в Церкви возникали разномыслия по той или иной проблеме, по рассмотрении которой утверждалось общее, соборное решение, обязательное для всего православного мира…

 

– Мне вообще непонятно, зачем рассматривать этот вопрос, когда в Церкви все давно установлено, утверждено многовековой практикой, и сейчас нам, православным христианам, необходимо просто-напросто все это исполнять. В Евангелии сказано, что род сей – бесы и страсти – изгоняется только постом и молитвой. Поэтому посягательство на посты – это посягательство на духовную жизнь верующих. А от какого духа это может быть? Ясно – от нечистого, от того, который не хотел бы, чтобы люди при помощи поста и молитвы избавлялись от его влияния.

Поэтому мое отношение к реформам постов резко отрицательное. Ведь те, кто не хочет их соблюдать, их и не соблюдают – различные обновленцы, католики, которые давным-давно забыли, что такое пост. Во многих новостильных Православных Церквах, Финской и других, насколько я знаю, тоже уже по большому счету отсутствует практика поста. Но, видимо, совесть их все же обличает, напоминает, что они нарушают правила, и они хотят успокоить себя, обосновав свои нарушения постановлением Всеправославного собора.

Другой разговор, что всегда в Православной Церкви существовали послабления – для болящих, для детей, непраздных женщин, кормящих матерей, путешествующих… Поэтому, если действительно у человека есть веские основания к смягчению строгости поста, их можно обсудить на личном уровне, в беседе с духовником. Ведь никогда не было у православных какого-то нездорового фанатизма в этом вопросе, все Святые Отцы всегда говорили, подчеркивали, что пост должен быть по силам, с рассуждением, но – в рамках существующих правил и канонов.

А навязываемое мнение, что соблюдать посты необходимо только монашествующим, основывается на ублажении своей плоти, желании низвести Православную Церковь, ее святые Правила до такого уровня, чтобы ничем не нарушать свой греховный комфорт. Но давайте обратимся к нашей русской истории – всегда все православные миряне постились, держали строгий пост. И даже если мы сегодня не можем достигнуть святоотеческой высоты духовной жизни и поста, она всегда должна быть перед нашими глазами как ориентир, идеал, к чему мы должны стремиться. Зачем же ее понижать?

Возьмем ситуацию из жизни, из спорта. Спортсмен, желая преуспеть, намеренно ставит себе высокую планку, выбирает цель, которая, может быть, для него даже недостижима, и стремится к ней. Это позволяет ему, в конечном итоге, добиться хороших результатов. Так и у нас – планка должна быть высокая, пусть даже такая, которой мы не в состоянии достигнуть, но она должна стоять, как маяк, и указывать нам цель: вот пример, как жили наши благочестивые предки, вот как мы должны жить, к чему мы должны стремиться, к какому воздержанию!

 

– Следующий вопрос – «об отношении Православных Церквей к остальному христианскому миру». Митрополит Иларион сообщает, что впервые он «обсуждался на Межправославной подготовительной комиссии 1986 года. Предложенный Комиссией проект решения, в котором уделялось внимание диалогам Православной Церкви с римо-католиками, старокатоликами, лютеранами, англиканами, реформатами и представителями древних восточных церквей, был утвержден на Всеправославном предсоборном совещании в 1986 году.

Стоит отметить, что к настоящему времени значительная часть данного документа устарела, и он нуждается в серьезной переработке <…>. В 2000 году Архиерейский Собор нашей Церкви принял документ „Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию". Главные постулаты этого документа, полагаем, должны быть учтены в переработанном проекте всеправославного решения по данной теме».

Таким образом, в отношении к так называемым инославным митрополит Иларион предлагает ориентироваться на «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Приведу одну цитату из этого документа: «Православная Церковь устами Святых Отцов утверждает, что спасение может быть обретено лишь в Церкви Христовой. Но в то же время общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство» (п. 1, 15).

Как Вы можете это прокомментировать? Можно ли согласиться с тем, что разрыв церковного общения не всегда приводит к потере благодати в отделившихся общинах, т.е. признать, что в раскольнических и еретических сообществах существует некая «частичная благодать»?

 

– Здесь просматривается идея (хотя и говорится обратное), что благодать и спасение можно получить не только в Православной Церкви, но и у еретиков. Но это неверно. У нас есть догмат: «Верую во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь», согласно которому истинная духовная жизнь возможна только в Православной Церкви, и только в ней верующие через Святые Таинства приемлют освящение. А все остальные общества, ложно именуемые церквами, – еретики и раскольники – это отпавшие ветви, а раз они отпали, то они уже не живые, не питаются соками от живого древа, значит, и благодати в них нет. Духа Святаго там, где хулится истина, быть не может.

Поэтому непонятно, о каком «неполном общении» идет речь: «Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение». Никакого общения у нас нет, есть только возможность возвращения еретиков и раскольников в лоно Православной Церкви – путем отвержения их заблуждений, через Церковные Таинства.

Хочу рассказать интересный случай из своей пастырской практики на тему экуменических контактов. Давно, лет десять назад, к нам в храм пришел один протестант, канадец, достаточно сносно, хотя и с акцентом, говоривший по-русски, т.е. мы могли беседовать и понимать друг друга. Видно было, что он интересуется Православием, и у нас завязался разговор. И вот в какой-то момент он с некоторым недоумением меня спрашивает: «Так что, получается, по-Вашему, спасение возможно только в Православной Церкви?» Я говорю: «Да, по учению Православной Церкви, спасение возможно только в Православии».

Мой ответ его удивил и даже возмутил, мы заспорили, он стал задавать еще какие-то вопросы, я отвечал. А закончилось все удивительным образом. Он сказал: «Вы, православные, выходит, лицемерите?! Потому что, если вы считаете, что спасение – только в Православии, вы должны говорить об этом всему миру, всем рассказывать, а вы – молчите». Я возразил: «Разве мы молчим? Вот я же Вам об этом говорю!» А он ответил: «Но Вы первый священник, который мне это объяснил. А я был на многих экуменических собраниях, где присутствовали и православные священники, лично общался с ними, но никто мне не сказал, что для того, чтобы спастись, нужно стать православным!»

Не могу сказать, что я убедил его принять Православие; не знаю, чем закончились его поиски. Я посоветовал ему почитать труды православных Святых Отцов, было заметно, что его задела наша беседа, заинтересовала, что ему захотелось углубиться в Православие и понять суть Православного вероучения. Но меня поразили его слова, это искреннее обвинение в лицемерии из уст канадского протестанта в адрес тех православных священнослужителей, которые участвуют в экуменических встречах.

Вот и получается, что нам они постоянно говорят о свидетельстве Православия среди инославных, оправдывая этим участие нашей Церкви в экуменическом движении, а сами просто-напросто тратят время, подписывают какие-то туманные резолюции «об общих христианских ценностях», но реального свидетельства истины там не происходит!

 

– Как раз далее в докладе митрополита Илариона затрагивается тема «Православие и экуменическое движение», которая обсуждалась в 1986 году и посвящена участию Православной Церкви в различных экуменических организациях, таких, как Всемирный совет церквей, Конференция европейских церквей и других.

«Текст, подготовленный Всеправославным предсоборным совещанием, сегодня, 25 лет спустя, нуждается в основательной переработке, – говорится в докладе. – За прошедшую четверть века, помимо уже перечисленных тенденций (однополые браки, женский епископат и др. – А.С.), утвердившихся в протестантской среде, изменился и формат участия Поместных Православных Церквей в межхристианских организациях, а также обстановка внутри самих этих организаций.

В 1997 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви рассматривал вопрос об экуменизме и о том, может ли Русская Православная Церковь оставаться членом ВСЦ. Было решено обсудить проблему современного экуменического движения на всеправославном уровне. Всеправославное Совещание было созвано по инициативе Русской и Сербской Православных Церквей весной 1998 года в Фессалониках. Участники совещания засвидетельствовали, что за все годы существования ВСЦ вероучительный и нравственный разрыв между православными и инославными не только не уменьшился, но даже увеличился. Было заявлено, что нынешняя структура ВСЦ, механизм принятия решений, организация совместных молитв являются неприемлемыми для Православных Церквей. Они или уйдут из Совета, или Совет должен быть радикально реформирован. На совещании было принято решение о необходимости создания паритетной двусторонней комиссии по диалогу между ВСЦ и Православными Церквами. Автором идеи был председатель ОВЦС Московского Патриархата митрополит Кирилл (ныне – Святейший Патриарх Московский и всея Руси)».

В этой связи возникает вопрос: с момента, когда было принято оглашенное митрополитом Иларионом решение, прошло уже более десяти лет, однако наша Церковь до сих пор остается членом ВСЦ и других экуменических организаций. Как Вы считаете, батюшка, о чем это свидетельствует? Почему, несмотря на многочисленные обращения клириков и мирян Русской Православной Церкви к священноначалию с требованиями покинуть ВСЦ, их голоса остаются неуслышанными?

 

– Тут сразу вспоминается первый псалом: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых (Пс. 1, 1). Но, к сожалению, почему-то все равно идут. Да, ситуация удивительная, ведь определение экуменизма и отношение к участию в ВСЦ были высказаны нашей Русской Православной Церковью еще в 1948 году, на Всеправославном совещании глав и представителей Автокефальных Православных Церквей – четкие, понятные и богословски обоснованные. Но потом, под давлением советской власти, наша Церковь вынужденно вступила в экуменическое движение. И в начале 90-х годов всегда подчеркивалось, что мы, мол, состоим в ВСЦ только потому, что нас заставили пойти на этот шаг, что нужно использовать этот, так сказать, международный рычаг в борьбе Церкви за выживание внутри коммунистического государства. Но теперь то государство разрушено, установлена «демократия», и сейчас, казалось бы, никто ни к чему никого не принуждает, можно было бы свободно выйти из экуменического движения. Но, однако, мы не выходим. И вот действительно вопрос: а почему? По какой причине нынешняя церковная власть продолжает участвовать в «совете нечестивых», что их там держит? Ответов тут может быть несколько: то ли они уже настолько прониклись еретическим духом экуменизма, что не в силах с ним порвать, то ли они находятся под влиянием каких-то внешних сил, которые не дают им оттуда выйти… Но и один, и другой ответ навевают мысли о том, что наступает то самое время апостасии, о котором предсказывали Святые Отцы.

 

– Хотелось бы резюмировать нашу беседу. Цель доклада митрополита Илариона, как видно по его содержанию, заключается в том, чтобы успокоить православных верующих, доказать, что у нас не должно возникать никакого безпокойства в связи с предстоящим созывом Всеправославного собора. А как считаете Вы, отец Владислав: есть ли у нас основания для опасений?

– Конечно, нам не нужно впадать в панику, страшась этого собора, ударяться в какие-то крайности. В то же время мы должны четко осознавать, что заявления митрополита Илариона и других обновленчески и экуменически настроенных иерархов и священников по рассмотренным нами вопросам, безусловно, вызывают опасения. Потому что в принципе общий план их действий таков: так или иначе, не мытьем, так катаньем, но нужно ввести новый стиль, поменять церковно-славянский язык на русский и т.д. Поэтому настороженность православного народа, на мой взгляд, вполне обоснована. Тем более, мы имеем пророчества святых, например, преп. Кукши Одесского и других, о «разбойничьем» соборе, на котором будут утверждены отступления от догматов и канонов Православной Церкви. Тот самый это будет собор или нет – мы, даст Бог, еще увидим.

А вам, вашему изданию, желаю помощи Божией, потому что говорить об этом необходимо, в том числе и ради того, чтобы показать обновленчески настроенным реформаторам Церкви, что большое количество священства и православных верующих против этого. Поэтому если они не хотят сотворить раскол, если опасаются церковных нестроений, то пусть лучше ничего не трогают, и тогда все у нас, с Божией помощью, будет ладно и мирно.

 

– И последний вопрос, батюшка. Я понимаю, что сейчас трудно говорить о том, что будет, но все-таки, мысленно забегая вперед, хотелось бы понять, как поступать православным верующим, чтобы не уклониться ни в ересь, ни в раскол, если этот или другой собор все же примет какое-либо противоканоническое постановление, например, о переходе всех Поместных Православных Церквей на новоюлианский календарь? И как в таком случае будете поступать лично Вы?

– Зачем гадать, что будет? Дай Бог поступить правильно. Я думаю, что нужно просто молиться Богу, искренне, от всей души, чтобы Господь показал и вразумил, как нам себя вести, если придут такие времена. Единственное, что могу сказать, – безусловно, необходимо бороться за Православие, за Церковь, не принимать никаких антиканонических нововведений, если их станут навязывать. Потому что стояние в истине – одно из главных условий спасения, не только для священства, но и для простых мирян.

 

Беседовала Анна САМСОНОВА

Источник: http://pkrest.ru/n-50/50-7.html






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.