главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

О вопросе непризнания Американской Церкви Константинополем


Предстоящий в нынешнем году Всеправославный собор, как снежный ком накатывает на православных христиан, угрожая их увлечь за собой – в пропасть. В этом нас убеждают пророчества и писания Святых Отцов, таких как преп. Кукша Одесский и преп. Иустин Челийский.

Процедура признания статуса церковной автокефалии – ей посвящен второй пункт соборной повестки. Что стоит за этим пунктом? В чем суть вопроса? Почему он так важен? Если вникнуть в тему, то выяснится, что опять же за этим вопросом скрывается властолюбие стамбульских первосвященников, которым они заражены уже с начала XX века.

В XX веке Русская Церковь предоставила автокефалию трем своим частям: Польской Православной Церкви (1948), Православной Церкви Чешских земель и Словакии (1951), а также Американской Церкви, бывшей Американской митрополии Русской Православной Церкви (1970). Последнюю автокефалию Фаннар до сих пор не признает. Константинопольские первосвященники считают, что только они имеют право предоставлять какой-либо Церкви автокефалию, и этим мнением извращают церковное законодательство в угоду своему властолюбию, получившему название «восточного папизма».

Непризнание Американской Церкви Стамбулом создает определенные проблемы и неудобства, которые, впрочем, не имеют принципиального значения. В конце концов, Американская Церковь существует уже 45 лет без признания Фаннаром и от этого особо не страдает.

Здесь также несомненно сказывается и модернистское толкование стамбульскими богословами учения о православной диаспоре, которая, как они считают, целиком и во всем мире обязана подчиняться «восточному папе» – Патриарху Константинопольскому. А поскольку Русская Церковь, предоставляя Американской автокефалию, проигнорировала это амбициозное лжеучение, то поэтому Стамбульские Патриархи не признают законность ее автокефалии и не допускают представителей Американской Церкви на всецерковные форумы и соборы.

Можно с большой долей уверенности предположить, что в данном случае имеются и какие-то моменты, которые не обнародуются. Таковым, вполне вероятно, может стать следующий.

Нынешний Константинопольский Патриарх Варфоломей, как известно, преданный и верный слуга Вашингтона и Ватикана. Он послушно исполняет все приказы своих хозяев и делает все, чтобы расшатать Православную Церковь Христову изнутри - подчинить ее католическому Ватикану, папе. Однако за свою верную службу он требует от американских властей оказывать давление на Американскую Церковь, желая так или иначе ее все же подчинить ее себе.

С точки зрения церковного законодательства претензии Константинопольских Патриархов надуманы и не имеют под собой канонического основания.

Однако восточные паписты, доказывая свои права, ссылаются на 9-е правило IV Вселенского Собора, которое гласит: «Если который клирик с клириком же имеет судное дело: да не оставляет своего епископа, и да не пребегает к светским судилищам. Но сперва да производит свое дело у своего епископа или, по изволению того же епископа, избранные обеими сторонами да составят суд. А кто вопреки сему поступит: да подлежит наказаниям по правилам. Если же клирик со своим, или со иным епископом имеет судное дело: да судится в областном Соборе. Если же на митрополита области епископ или клирик имеет неудовольствие: да обращается, или к экзарху великия области, или к престолу царствующаго Константинополя, и пред ним да судится».

Толкование этого правила преп. Никодимом Святогорцем следующее: «Истинное толкование этого канона есть следующее: Экзарх диоцеза, согласно Вальсамону, не есть епархиальный Митрополит (потому что диоцез объемлет многие епархии и митрополии), но диоцезальный Митрополит не есть и Патриарх, что видно из текста 6-го канона II Вселенского Собора. Если же кто имеет в виду всех епископов диоцеза, очевидно, включая Экзарха диоцеза, о котором говорит настоящий канон, Собор диоцеза и Экзарх диоцеза имеют место отличное от того, которое имеет всякий Патриарх с подчиненными ему епископами. Итак, Экзархом диоцеза является диоцезальный Митрополит, имеющий некоторую привилегию перед другими Митрополитами диоцеза. Таковая привилегия Экзархов в настоящее время не существует, хотя и именуются некоторые Митрополиты Экзархами, но не имеют они в своем подчинении других Митрополитов диоцеза. Таким образом явствует, согласно тому же Вальсамону, что в те времена существовали какие-то Экзархи диоцезов, привилегии которых потеряли действие (силу) или непосредственно или несколько позднее после этого IV Собора. Поэтому и Юстиниан там, где говорит о тяжбах между клириками, Экзархов диоцезов совершенно не упоминает, хотя и перечисляет другие суды для клира. Итак канон говорит, что если епископ или клирик имеет дело с епархиальным Митрополитом, пусть обратится к суду Экзарха диоцеза, что то же самое, что клирики и Митрополиты, подчиненные Константинопольскому престолу, пусть судятся или от своего Экзарха диоцезального или от Константинопольского, как своего Патриарха. Не говорится, что если какой-либо клирик имеет тяжбу с Митрополитом чужого диоцеза, или Митрополит с Митрополитом какого бы то ни было диоцеза или епархии, пусть судятся от Константинопольского. Не говорится также, что (судящийся) сперва должен обратиться к суду диоцезального Экзарха, затем к суду Константинопольского, как выше извращает канон папа Николай, но оставляет на волю судящегося обратиться к суду или диоцезального Экзарха или Константинопольского (Патриарха) и судиться безразлично или одним или другим.

Поэтому Зонара в толковании на 17-й канон настоящего Собора говорит, что не над всеми вообще Митрополитами поставляется судьею Константинопольский, но только над подчиненными ему. И в толковании на 5-й канон Сердикийского он же говорит: «только для подчиненных Константинопольскому сей последний является апелляционной инстанцией, как и Римский только по отношению к подчиненным ему является таковою».

Теперь же, так как ни Собор, ни Экзарх диоцеза не существуют, Константинопольский является единственным первым и последним судьею для подчиненных ему Митрополитов, но не для подчиненных другим Патриархам, потому что единственно Вселенский Собор есть последний и всеобщий судья всех Патриархов, и никто другой, как мы сказали об этом».

Таким образом, претендуя на власть над другими православными Патриархами, Константинопольский первосвященник присваивает себе права Вселенского Собора.

Но существует у этой проблемы и другое измерение. На самом деле Американская Церковь не менее модернистская, чем Константинопольская. И несогласия по вопросу ее автокефалии обусловлены всего лишь неадекватным поведением фанариотов. Как искоренить модернизм в этой Церкви? Вот о чем следовало бы рассуждать на Всеправославном соборе. И если с этой точки зрения взглянуть на проблему автокефалии Американской Церкви, то несомненно автокефалия ей была дана преждевременно, ибо она еще не сумела укорениться должным образом в православной традиции.






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.