главнаяпророчестваэкуменизмкалендарный вопросбогослужебный язык

Экуменисты узаконили еретическое учение о евхаристии


Слава Богу, Русская Православная Церковь избежала участия в Критском собрании, на котором, как показывает пример участвовавших Церквей, можно было только подписать уже заранее единогласно одобренные документы. Но неприятный парадокс - именно в РПЦ все документы Критского собрания еще впереди всех получили экклезиологический статус, благодаря акцепту Архиерейского Собора 2-3 февраля 2016 года. Члены Архиерейского Собора засвидетельствовали, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора (т.е. Критского собрания) не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви (Архиерейский Собор, 2016). Неужели экуменисты РПЦ еще опаснее константинопольских, и только, по молитвам неизвестных угодников Божиих, произошла отсрочка? Милостивый Бог дает время для покаяния и верным, и экуменистам.

Воспользуемся данной отсрочкой чтобы рассмотреть, что же одобрил Архиерейский Собор.

В частности, Архиерейский Собор одобряет документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Благодаря 21-му параграфу этого документа, через практически безусловную «положительную оценку», одобрены также десятки документов Всемирного Совета церквей. Троянский конь под видом 21-го параграфа, содержит текст о положительной оценке документов Всемирного Совета церквей (ВСЦ), созданных советом в течении многих десятилетий, и которые уже содержат в себе все экуменические идеи эксплицитно (откровенно и открыто). Таким образом, благодаря п.21, через практически безусловную «положительную оценку», имплицитно (неявно) документы ВСЦ приобретают Всеправославный авторитет для подписавших его Православных Церквей (Регламент собора, 13.2).

Одним из таких документов является Лимское соглашение известное под названием «Крещение. Евхаристия. Священство» (КЕС, 1982), подготовленное с участием православных богословов. Посмотрим, что же говорит о Евхаристии это Лимское соглашение, приобретающее экклезиологический статус и авторитет в РПЦ благодаря одобрению Архиерейского Собора:

«Анамнезис (воспоминание) Христа – главная(!) сущность евхаристической трапезы.» (КЕС. § 12. Р. 10).

«Хлеб и вино становятся священными символами(!) Тела и Крови Христа» (КЕС. § 15. Р. 11).

Но догмат и суть Православной веры состоит в том, что Евхаристия не просто воспоминание, а хлеб и вино не символы тела и крови Христовой (да не будет!), но само обожествленное тело Господа, так как Сам Господь сказал: «сие есть» не образ тела, но «тело Мое», и не образ крови, но «кровь Моя».

Суть веры Православной Церкви в присутствие Господа Иисуса Христа в Святых Дарах заключена в словах церковной молитвы, которую мы слышим и исповедуем перед каждым Святым Причащением: Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия есть самая честная Кровь Твоя.

Таким образом, Архиерейский Собор предполагает согласие православных христиан в том, что наша Православная Церковь должна пересмотреть догмат о святых и пречистых таинствах Господних и предполагает признание, что главной сутью евхаристической трапезы является лишь воспоминание Христа и, что претворение хлеба и вина в Истинные Тело и Кровь Христа – это теперь частное богословское мнение, не являющееся общеобязательным для всех православных христиан. Неужели православный христианин может согласиться с этим? Принимающий ересь ВСЦ о евхаристии (ставшую благодаря принятию Архиерейским Собором частью учения РПЦ), как лишь о воспоминании Христа, и подвергающий сомнению догмат о Истинности Тела и Крови в Чаше, не может причаститься Истинных Тела и Крови Христа.

Что думают подписанты, мы можем узнать из документов, которые они подписывают. Если подписи стоят под утверждениями: «Анамнезис (воспоминание) Христа – главная(!) сущность евхаристической трапезы» и «Хлеб и вино становятся священными символами(!) Тела и Крови Христа», значит таково исповедание архиереев. Не пора ли верным нижайше вопросить архиереев разъяснить свою позицию?!

В Деяниях 7-го Вселенского Собора находим прямое осуждение ложного учения Лимского документа о Евхаристии. Любопытно, что даже ход мысли составителей Лимского документа повторяет суемудрие еретиков Иконоборческого лжесобора прошедшего в 754 году, против которого выступили отцы 7-го Вселенского Собора. Лимский документ, точно также как и лжесобор 754 г., с одной стороны утверждает, что «хлеб и вино становятся священными символами(!) Тела и Крови Христа» (КЕС. § 15. Р. 11), а с другой стороны, что «... [некоторые] считают необходимым утверждать изменение, произведенное Святым Духом и словами Христа, в результате которого больше обычных хлеба и вина нет, а есть Тело и Кровь Христа» (КЕС. § 15 комм. Р. 11)

На это двусмысленное утверждение отцы 7-го Вселенского Собора отвечают так: «...ясно доказано, что ни Господь, ни апостолы, ни отцы никогда не называли безкровной жертвы, приносимой иереем, образом, но называли ее самым телом и самою кровию. <...> Между тем эти бойцы, желая в конец уничтожить святые иконы, ввели другую икону, которая не есть икона, но тело и кровь. Затем, будучи объяты нечестием и коварством, они защищают себя самих софизмами и святые Дары называют телом Христовым не в смысле пресуществления, а по положению, в смысле усвоения. Как говорить это свойственно очевидному безумию, так же точно и называть иконою тело и кровь Господа свойственно подобному же безумию, и более нечестию, чем невежеству. Затем они, оставив ложь, касаются немного и истины, говоря, что приношение делается божественным телом. И потому как скоро они бросаются то туда, то сюда; то уже никакой не имеет прочности то, о чем они пустословят; потому что как поврежденный глаз не видит правильно, так и они, заразивши и повредивши свой ум своими лукавыми рассуждениями, страдают тем же, чем сумасшедшие, то есть представляют одну вещь другою: священную жертву нашу они называют то образом святого тела Христова, то телом по усвоению. Вот чем страдают они, когда, как мы выше сказали, хотят в конец изгнать из церквей иконные изображения и радуются ниспровержению церковных преданий». (7ВС. Деяние 6)

Отцы 7-го Вселенского собора предварили это опровержение выше, словами которые мы и сегодня можем отнести к обсуждаемым собраниям:

«...В нынешний же день мы имеем в своих руках письменное богохульство этих обличителей христиан, то есть, безсмысленное, заслуживающее ниспровержения и само себя низлагающее определение этого лжесобора [Иконоборческий собор 754 г и Критское собрание 2016 года?], во всем согласное с богохульством этих богопротивных еретиков. При том же (у нас находится в руках) не только это (определение) [т.е. для нас это Лимский документ утвержденный Критским собранием и Архиерейским собором 2-3 фев], но и искуснейшее и производящее весьма благотворное действие опровержение его, внушенное Духом Святым; <...> Это (опровержение) мы и повергаем на ваше благоусмотрение [т.е. опровержение отцов 7 Вселенского собора выше]».

Лимский документ попадает под осуждение нескольких соборов: 7-го Вселенского Собора, Константинопольского Собора 1157 года и Константинопольского Собора 1691 года.

Как Лимский документ, так и иконоборческий лжесобор 754 года, согласно друг другу утверждают, что Тело и Кровь есть лишь образы (священные символы в Лимском документе), и затем они, оставив ложь, касаются немного и истины, говоря, что некоторые утверждают, что приношение делается божественным телом.

Этот кощунственный компромисс принят Критским собранием, и хотелось бы надеется, будет отвергнут в ближайшее время РПЦ, через отмену решений Архиерейского собора 2-3 февраля, который навязывает еретический Лимский документ церковной полноте через придание ему экклезиологического статуса!

И эту-то двойственность мысли и кощунственный компромисс в вопросе догмата о Евхаристии и осуждают отцы 7-го Вселенского:

«И потому как скоро они бросаются то туда, то сюда; то уже никакой не имеет прочности то, о чем они пустословят; потому что как поврежденный глаз не видит правильно, так и они, заразивши и повредивши свой ум своими лукавыми рассуждениями, страдают тем же, чем сумасшедшие, то есть представляют одну вещь другою: священную жертву нашу они называют то образом святого тела Христова, то телом по усвоению. Вот чем страдают они, когда, как мы выше сказали, хотят в конец изгнать из церквей иконные изображения и радуются ниспровержению церковных преданий»

Источник: сайт «Православный апологет»






© 2010-2016. Восьмой вселенский собор.